Оборудование и ПО для автоматизации торговли

Вход в кабинет 0 товаров
на 0 рублей

Назад


Если у вас нет сил идти в офис, когда-то любимая работа перестала приносить радость, вы мечтаете всё бросить и уехать на зимовку в тёплые края, не спешите обвинять себя в лени или диагностировать авитаминоз и депрессию. Вполне возможно, у вас — профессиональное выгорание, состояние, которое часто возникает из-за регулярных переработок, стресса и неправильно расставленных приоритетов. Наши герои смогли победить это состояние и рассказывают о своём опыте. Их советы могут помочь и вам.




Дарья Рудник, директор по персоналу компании АТОЛ

В 2013 году я ушла в декрет должности директора по персоналу в телеком-компании. Когда малыш подрос, начала готовиться к возращению на работу, но ловила себя на мысли, что не могу вернуться ни в корпорацию, ни в профессию. Заходя в любой офис, я физически ощущала неприятие пространства. Мне не хотелось участвовать в дискуссиях профессиональных сообществ, общаться с коллегами на HR-темы. Наконец, стало ясно: из профессии нужно уходить, и я уволилась. Возник вопрос: кем же мне быть?

В это время я много училась и вела разные проекты, совсем не связанные с HR. Запустила два образовательных стартапа, один из них даже начал приносить мне доход.

В 2017 году бывший руководитель позвал меня на проект в ИТ-стартап. «Проект на два месяца, команду знаю, что нужно делать — понимаю», — подумала я, и рискнула. В итоге задержалась на 10 месяцев. Окунувшись ещё раз в HR, я вдруг поняла: несмотря на недостатки офисной жизни, всё-таки люблю эту сферу.

Сейчас я снова директор по персоналу, но время от времени у меня снова возникает вопрос: кем быть? Теперь я точно знаю: можно и нужно пробовать разное, учиться, делать новое, и это обязательно приведёт к тому, что по-настоящему нравится.




Юлия Балицкая, директор по маркетингу UPS

Я уверена, что любой увлекающийся и ответственный человек хотя бы раз в жизни сталкивался с тем или иным проявлением профессионального выгорания, не рассчитав свои силы или по неопытности.

Меня абсолютно неожиданно повысили до должности руководителя, когда мне было 24 года. Замену для моей старой должности вовремя найти не получилось, поэтому на протяжении примерно полугода мне пришлось выполнять работу за трёх человек. Сначала это было интересно — быстрый темп, новые задачи и необходимость принимать ответственные решения воспринимались как челлендж и продуктивный выход из зоны комфорта. Но по мере накопления усталости и стресса качество работы начало прихрамывать, а мелкие неудачи перестали быть опытом и превратились в личные, тяжело переносимые провалы.

Перед тем, как осознать масштаб проблемы, я перестала отличать сон от работы, так как ложилась и просыпалась с мыслями о рабочих задачах, дедлайнах и дипломе, а также заработала синдром самозванца, который распространился с рабочей жизни на все остальные сферы. Не говоря уже о проблемах со здоровьем, постоянной апатии и отсутствии личной жизни. Пожалуй, это состояние стало моим персональным «дном», и мне оставалось только от него оттолкнуться.

С этого момента я стала учиться тайм-менеджменту и пытаться расставлять приоритеты. Я перестала стараться успеть неуспеваемое, автоматизировала процессы и реорганизовала работу отдела так, чтобы видеть и понимать общую картину и своё место в развитии бизнеса компании. Конечно, это был не сиюминутный процесс, в чём-то он был болезненный, но, когда мы понимаем цель наших действий, видим курс движения, справляться с трудностями становится гораздо проще.

Я записалась на спорт, чтобы возвращаться домой со свежей головой и занялась поиском постоянного хобби.

Самое важное, что я вынесла из этой ситуации и что позволяет мне сохранять душевное здоровье во всех сферах жизни до сих пор — главным своим приоритетом я сделала себя и свои ощущения. Ведь любой человек приносит гораздо больше пользы, когда он спокоен, уверен в себе, любит и ценит то, что имеет, а также разносторонне растёт. Жить так гораздо приятнее.

Как руководитель я уделяю много внимания комфорту сотрудников для предотвращения профессионального выгорания, особенно, испытав всю его разрушительность лично на себе:

— Выясняю комфортные условия работы для каждого сотрудника и делаю все возможное, чтобы их обеспечить;

— Чётко ставлю задачи, описывая, для чего это нужно и что я ожидаю в результате, с адекватными сроками исполнения;

— Чтобы избежать неопределенности, мы обсуждаем развитие карьеры каждого, выясняем пожелания и рисуем перспективы;

— Беру на себя ответственность перед другими отделами за результаты их работы.




Мария Кислова, директор направления по России EF Academy

Я работаю в EF (Education First — международный образовательный центр по обучению английскому языку) больше 12 лет. За этот период я занимала разные должности и, как любой менеджер, проходила через стадии кризисов, в том числе через выгорание. Однажды даже ушла из компании, потому что столкнулась с классической проблемой — не поладила с руководителем. Мне было чуть больше 20 лет, и казалось, что начальник требовал от меня слишком много, придирался и мало платил. Сейчас я смотрю на эту ситуацию глазами топ-менеджера и осознаю, что проблема была во мне. Я устала, в какой-то момент мне стало неинтересно. Но и мой начальник вовремя не включился и не замотивировал на повышение. Тогда-то я и ушла.

Через какое-то время у меня хватило ума обратиться к психологу и проработать проблему. Психолог подсказал, что мне стоило обсудить свои претензии с начальником и определить зоны ответственности: где была виновата я, а где — начальник и компания.

Не могу сказать, что рекомендую всем обращаться к психологу. Я знаю людей, которые боятся врачей, особенно психоаналитиков. Это необязательно. Но таким, как я, хорошего критика рекомендую. Это может быть ваш саркастично-ироничный друг, с которым можно не только в бар сходить, но и сказать: «Слушай, у меня вот такая ситуация, как ты это видишь, только честно».

У меня есть несколько способов, которыми я пользуюсь, чтобы избежать выгорания.

Во-первых, я отключаюсь на уикенд. Я полностью выключаюсь из рабочего процесса, передаю рабочий телефон для срочных звонков своему помощнику и прошу не беспокоить меня.

Второе — это хобби. В моем случае это занятия спортом. Мне доставляет удовольствием ходить в тренажерный и зал и тренироваться до изнеможения. Особенно, если у меня утром сложная встреча, где нужно решить какой-то ужасный вопрос, от которого у меня глаз дёргается, и я ночами не сплю.

Третье — мой ребенок. Предпочитаю выезжать с ним куда-нибудь в парк прыгать на батутах.

Четвёртый способ — я не зацикливаюсь на работе и не боюсь её потерять. Всегда есть шанс, что тебя возьмут и уволят. Когда я осознала, что такое возможно, у меня сразу появился план Б в голове. И я знаю, что если это вдруг произойдёт, я буду воспринимать это как возможность для роста и не расстроюсь.

Пятое — грамотный тайм-менеджмент. Я делаю для себя списки дел и сначала выполняю самые противные задачи: провожу сложные переговоры, пишу ответы на «страшные» письма. Когда выполняешь такие задачи в первую очередь, то под конец дня складывается ощущение, что за день ты сделал очень много полезного, и во вторую половину можно подумать о мотивации своих сотрудников до конца квартала, например.

Поэтому, когда мои коллеги начинают жаловаться, что работа их демотивирует, то есть показывают первые признаки выгорания, я говорю: «Слушай, работу выбрал ты, а не она тебя. Совершенно осознанно. Значит, ты находишься на своём месте. Просто у тебя такой период, что-то не получается». Очень важно вовремя увидеть признаки выгорания не только внутри команды, но и в себе.




Максим Сундалов, руководитель онлайн-школы английского языка EnglishDom

Впервые почувствовал то, что потом смог диагностировать, как профессиональное выгорание, когда компания перешла к стремительному росту. Казалось бы, задачи масштабировались, коллектив стремительно рос, проект становился всё более и более перспективным, иногда просто дух захватывало. Но это требовало всё большей погружённости и включённости, и главными проблемами для меня стали определение приоритетов и делегирование полномочий. Все задачи казались мне одинаково важными, с каждым из новых членов команды мне хотелось прорабатывать все детали, ничего не упуская. Мне казалось, что без этого ситуация вырвется и, как гоночная машина, понесётся по горной дороге, съедет в кювет или врежется в гору. Хотя я занимался любимым делом, постоянное желание всё держать под контролем буквально через год после начала этапа динамичного роста компании привело к хроническому ощущению усталости.

Я работал без выходных, подстраховывая всех и каждого, хотя со мной работали настоящие звёзды, вполне самодостаточные и профессиональные, и окончательно себя измотал. Упадок сил, бессонница при хронической усталости, посыпавшиеся одна за другой мелкие болезни, сигналили: «остановись, отдохни, переведи дух». К счастью, я достаточно рано понял, что имею дело не с ленью или необходимостью сходить в отпуск, а с самым настоящим профессиональным выгоранием. Работа была и есть центром моей жизни, и потерять к ней интерес было для меня катастрофой.

Как я с этим борюсь? Пока я нашел один способ — исключать over-working, выделять время для семьи и отдыха, и делегировать-делегировать-делегировать. В нашей компании не принято работать сверх установленных часов работы, не принято без исключительных причин дёргать людей по выходных и в отпуске. Теннис, плавание, йога, любые физические упражнения — тоже отличный способ профилактики.

Ссылка на источник: zen.yandex.ru, 18.12.2018г.

Поделиться: